Панк

kolllak


Истории о путешествиях Кошака

Кошаки по-прежнему жрут траву


Previous Entry Поделиться Next Entry
Пикник на обочине
Панк
kolllak

Прочитал "Пикник на обочине" Стругацких.

Завязка повести понравилась.
"Давным-давно в одной далекой-далекой галактике" алиены из созвездия Лебедя решили провести субботник.
Рассовали весь свой хлам по пакетам и запулили их куда-то в сторону Земли.
Ну или может даже пригнали свой космомусоролет и устроили помойки по радианту Пильмана.
Еще вариант: прилетели к нам побухать, на пикник типа, а за собой бутылки не убрали, сволочи.
В общем откуда взялась ЗОНА, авторы так толком и не объясняют.
И это хорошо и атмосферно, вполне по Кафке:
Проснувшись однажды утром после беспокойного сна, Грегор Замза Земляне обнаружили, что у них на планете появились страшные Зоны.
В 1972 году в СССР толкнуть идею, что Земля всего лишь космическая помойка (ну или обочина) - это сильно, да?


Зоны тщательно охраняют, простой люд внутрь не допускают.
Но целом все достаточно прозрачно, Стругацким чужд пафос а-ля "а правительство скрывает!".
Т.е. устроено скучно и по совковому - созданы специальные международные НИИ, которые научно исследуют сей феномен.
Однако есть беспокойные людишки сталкеры, которые нелегально бродят по Зоне и выносят модные артефакты.
Выносят не просто так конечно, а за зелененькие.

С "зелененькими", пожалуй, главный косяк. Действие происходит на условном Западе.
Бармены за стойкой, пренепременно протирающие стаканы, полисмены в больших черных очках, журнал "Плейбой".
Современному читателю такие штампованные совковым представлением о слатенькой западной
жизне детали не могут не резать глаз.
Возникает неожиданный (авторами) комический эффект, что вносит легкий диссонанс в общую нуарную атмосферу повести.

Шмотки из Зоны весьма полезны для народного хозяйства.
Привносят прогресс и процветание, поэтому и дОроги.
Дальше идет стандартное для фантастики "вот радио есть, а счастья нет", наизобретали всякого,
а мерзкие человечишки все те же, не хотят меняться.
Но на фоне "школы Ефремова" возможно это и казалось откровением,
точнее вызовом.

Главный герой Рэдрик Шухарт - несклонный к рефлексии гопник (шпана, как он сам себя определяет), авантюрист, любитель зелененьких.
Таким образом авторы избавляют себя от необходимости, выдумывать какие-то научно фантастические объяснения происходящему.
Единственного очкарика, который постоянно пытается приплести в разговоре гравиконцентраты,
Стругацкие быстренько убивают в самом начале книги. Для Сталкера же в Зоне кругом пустышки и комариные плеши.
Впрочем смотрится мир глазами главного героя Зоны вполне органично, раз уж начали с абсурда,
то и дальше надо продолжать в том же духе. Претензий нет.

Сталкер - литературный герой из распространенного разряда симпатичных негодяев.
Занимается нелегальным бизнесом, бухает по-черному, устраивает беспредел в кабаках, но любит жену и мартышку,
выручает безногих товарищей из беды, трогательно заботится о своем папе-зомби.

В конце повести Сталкер идет на поклонение Золотому Шару, главному артефакту Зоны, исполняющему желания.
Золотой Телец Шар требует человеческих жертвоприношений.
И главный герой ведет на заклание сына, но в отличие от Авраама не своего, а сына врага.
Характерно что жертву зовут Артур, т.е. по астрологии этого имени козерога, тельца или овна.
Подчеркивается его идеальная внешность и нравственная чистота.
"Возьмите козла в жертву за грех, и овна, и тельца... без порока...".
Итак Сталкер приносит Артура в жертву, отправляет в мясорубку,
чтобы невозбранно исполнить свое желание.
"Человечьи чипсы "Глагнар" - такие хрустящие человечки!"

Желания Шухарта вполне достойные:
дарвинское превращение обезьяны в человека, и федоровское "общее дело".
Скормив спутника мясорубке, он уже готов испрашивать их у Золотого Шара.
Но здесь Стругацкие поступают не совсем честно, ломая всю выстроенную до этого психологию главного героя.

Возможно главного героя испугала пустота?
"И Рэдрик увидел, как прозрачная пустота, притаившаяся в тени ковша экскаватора, схватила его,
 вздернула в воздух и медленно, с натугой скрутила, как хозяйки скручивают белье, выжимая воду".
Пустота, небытие, орудием которой он стал, ведь вспомним:
"Небытие убивает, но убивает руками бытия".
И перед лицом пустоты на Сталкера нападает приступ рефлексии:
"Подождать еще немножко... Все равно ведь подумать надо. Дело непривычное – думать, вот в чем беда."
И самое поразительное и неожиданное - Рэдрик у подножия Золотого Тельца обращается к Живому Богу.
"Господи, да где же слова-то, мысли мои где?"
Душа, молитва, Господь. Последние три абзаца про это.
Идол противится, "пляшет", "подмигивает". Но он уже бессилен.
Сильно, сильно.



Понравилось.

promo kolllak september 21, 2016 09:00 337
Buy for 20 tokens
По многочисленным просьбам читателей решил продолжить свой цикл заметок, обличающих современные тревел-блоги. Сегодня хочу поговорить о самой насущной лично для меня проблеме. А именно, о некомпетентности тревел-блогеров в основном предмете их творчества и, как следствие, сомнительной ценности…

?

Log in

No account? Create an account